понедельник, 10 ноября 2014 г.

Сказка

   Жил был конь. Звали его Шишкин. Недавно его жена - Гайка родила жеребенка, которого молодые родители гордо назвали: Жумар.
   Пошел однажды Шишкин в лес и не вернулся. День ждала его Гайка. Два ждала. Три ждала, а Шишкина все нет и нет. Забеспокоилась бедная кобыла, все намеревалась в лес пойти, да не могла она бросить Жумара. Мал он слишком, чтобы оставлять его одного. Но что поделать? Оставила Гайка сына своей сестре - Шурочке - тетке Жумара и отправилась вслед за мужем в лес. Лес же был темный. Дремучий. Боялась Гайка, да только не знала она, что за ней следит Сокол.
   Прошло уже пять дней с того самого момента, как ушла Гайка. Шурочка была вся на нервах от беспокойства, так еще и Жумар постоянно спрашивал, где его родители, а тетка и понятия не имела, что отвечать племяннику. На шестой день отсутствия Гайки, жеребенок пошел гулять во фруктовый сад. Когда же Жумар гулял среди яблонь, частенько погядывая в сторону дремучего леса, случилось непредвиденное: на круп ему сел Сокол. Жеребенок не знал, как реагировать, ведь он видел Сокола впервые, и, конечно же, он с любопытством уставился на птицу. Сокол молчал. Вскоре прискакала Шурочка и в ужасе от того, что увидела Сокола, сидящего на малыше, скорее прогнала птицу. Для нее Сокол - хищник, один из тех, кто принес много горя лошадям, особенно в последний год. На следующий день Жумар опять гулял в том же месте, и снова на его круп опустился Сокол. Долго они смотрели друг на друга, не проронив ни слова. И вновь Сокола прогнала испуганная Шурочка. Так продолжалось и всю последующую неделю каждый день. В один из дней Сокол подлетел к ней и сказал пару слов, после чего Шурочка перестала препятствовать безмолвным встречам жеребенка и птицы. Привязался Жумар к Соколу, ждал его прилета, безмолвно рассказывал ему все свои удачи и неудачи. Ни слова не проронили они между собой, а стали лучшими друзьями. Если надо было - поддерживали, если надо было - радовались за другого.
   Так прошло полгода. Жеребенок превратился в молодого скакуна, но все так же мечтал о том, что когда-нибудь вернутся его мать и отец из лесу, заберут его домой. А их все не было. Спустя еще полгода Жумар превратился в красивого жеребца, полного сил и задора. Часто они с Соколом "играли", носясь по прерии: один на крыльях, второй на длинных ногах. Было у них и свое место, куда они всегда наведывались, чтобы увидеться или подумать, или погрустить, или порадоваться.
   Однажды Сокол нашел своего друга на этом месте очень опечаленным, но все никак не мог понять причину этого и, как ни пытался, не мог ни узнать ее, ни успокоить Жумара. И так целую неделю. Последние четыре дня Сокол вообще ни на шаг не отходил от своего друга, но не мог помешать превращаться тому в грустное, опечаленное животное, которое похудело, и не хотело ничего открывать Соколу. Единственное, что птица видела - это глубокую, искреннюю грусть, которая, возможно, нажита годами. Стал Сокол догадываться, что дело, скорее всего, в Гайке и Шишкине, опечалился. Месяц он пытался вытащить друга из нахлынувшей тоски и, поняв, что ничего у него так просто не выйдет, решил начать действовать.
- Я знаю, где они, - вдруг хрипло сказал Сокол, заставив Жумара подпрыгнуть от неожиданности и недоумения. Оказалось, что Сокол все это время знал о местонахождении Шишкина и Гайки, но мудро молчал, дожидаясь, пока мальчик вырастет.
   Ничего не говоря Шурочке (бедная кобыла чуть с ума не сошла от страха), они отправились в лес. Сокол вел друга по самым светлым тропам, по самым безопасным. Вскоре дошли они до реки, а она вся закрыта ивами, которые составляли будто бы завесу из своих ветвей.
   Подвел Сокол Жумара к ветвям и взглядом спросил: "Готов ли?". Жумар уверенно кивнул головой. Сокол предупредил, что ему туда нельзя, и со слезами на глазах просил, чтобы Жумар не забыл вернуться. Также он попросил его ничего не есть, не пить, на танцы не смотреть, еще говорить только с родителями, а иначе последствия могут быть непредсказуемы. Согласился Жумар, коснулся лбом Сокола и пошел через ветви.
   Только стоило ему пройти, как увидел он праздник: поле, солнце, речка, все веселятся. Увидел он и своих родителей, которые танцевали в самой гуще зверей. От радости забыл обо всем Жумар, о чем его Сокол предупреждал, и поскакал на всем ходу к родителям. Они его не узнали, конечно же, ведь вырос он, да и нравилось им это времяпрепровождение, не до сына им было. Решил Жумар остаться с ними на ночь, да только есть захотелось, но вспомнил он, что нельзя этого делать, и лег спать голодный.
   Посреди ночи Жумар проснулся от страшного лосиного рева. Увидел он, как все, кто вчера днем пировал и веселился, с красными страшными глазами рвали тушу лося на части. Испугался жеребец, понял, что нечисто тут дело.
   На следующий день он увидел, как все те же звери вновь вместе веселились, танцевали, а ночью был разорван уже заяц.
   Утром убеждал он родителей вернуться, а они: "Нет, нет! Нам и здесь здорово, попробуй напитки!", - он отказывался.
   Вдруг видит Жумар, что отец его повел осмысленным взглядом и даже узнал сына. "О, Жумар! Да какой ты стал большой! Надо скорее отсюда выбираться - гнилое место!", - заговорил он, но тут подошла Гайка и протянула Шишкину стакан. Он выпил и уже не желал слушать ни о каком уходе, заявляя, что это самое прекрасное место в мире, а сына более не узнавал.
   Пытался вывести их Жумар, а все никак..
   Расстроенный, оголодавший Жумар вернулся один к другу. Все это время Сокол сидел около зарослей, дожидаясь его с родителями. Но Жумар был один.
   Ничего не говоря, Сокол прощально поцеловал Жумара, который второй день уже у зарослей бился в истерике, и улетел за завесу. Жумар очень переживал отсутствие друга, не сводил глаз с ветвей ивы пять дней подряд. Как вдруг они заколыхались, и оттуда вышли Гайка и Шишкин. Радости Жумара не было предела, родители ласкали его, радуясь, что наконец-то выбрались из этого ужаса и воссоединились с сыном.
   Но вскоре погрустнел Жумар: Сокол-то не вернулся. Спросил он о нем родителей: Гайка ударилась в слезы, а Шишкин понурил голову.
Оказалось, что разрешен только один проход в это "королевство", когда ты еще можешь выбраться, если тебе хватит силы воли, но если ты туда зайдешь во второй раз, ты больше никогда не вернешься. Для Сокола это был второй раз: он до этого вытаскивал оттуда свою маленькую сестренку, которая все равно вскоре умерла... Жумар хотел было пойти туда, но родители удержали его, ведь он никогда не сможет вернуться! Ему было все равно, он рвался к верному и единственному другу, но его удерживал тот факт, что он опять лишится родителей, за которых Сокол пожертвовал своим будущим.
   Решив, что Сокол для него важнее, ведь он пожертвовал своей судьбой ради него, Жумар вновь стал вырываться, чтобы пройти внутрь, как Гайка сказала, точно огрела обухом по голове, что последнюю ночь Сокол пережить не смог: его разорвали.
   Страдание Жумара было безмерно: друг пожертвовал жизнью ради него...
   После всего этого, воссоединившись со своими родителями, Жумар стал стражем у этих зарослей, никого не пропуская в это жуткое место, а когда ему пришло время умирать, он сам зашел туда и был в первую же ночь разорван на части.


Вот такая вот сказка